Треска под запретом: можно ли спасти самую пользующуюся популярностью белоснежную рыбу в Европе?

В течение нескольких месяцев рыбаки Восточно-балтийских городов, таких как Колобжег в Польше, не могли покинуть порт: Европейский Союз запретил вылов восточно-балтийской трески в целях восстановления ее сокращающейся популяции и, как следствие, долгосрочного будущего рыболовства.

Непосредственно пострадали экипажи и владельцы тресковых траулеров. После 7 лет рыбной ловли в Норвегии Томаш Войтович недавно вернулся в Польшу, надеясь построить свой бизнес на родине.

Мой траулер, все снаряжение, инфраструктура, весь бюджет — все что было у нас, предназначалось для ловли трески. Сейчас все изменилось – мы больше не можем рыбачить, и неясно, когда мы снова сможем выйти в море и чем нам заниматься вместо привычной ловли трески
Томаш Войтович

совладелец и капитан траулера

Даже случайный вылов трески был запрещен до сентября, поэтому суда, нацеленные на другие балтийские виды рыбы, такие как камбала, сельдь или килька, также не могли выходить в море.

Местные рыбаки говорят, что у них не было времени подготовиться. Они узнали об этих ограничениях всего за два дня до того, как они вступили в силу в начале июня.

Для нас это как нож в спину. Мы пропустили лучший сезон сельди в этом году. Самые удачные рыболовные месяцы-май, июнь и июль, и нам пришлось ждать большую часть этого периода в порту из-за мер по защите трески. Мы сможем ловить сельдь до конца года, но меньшие объемы улова не сделают его экономически выгодным
Марцин Мойсевич

председатель Организации балтийских рыбопроизводителей

Треска — самая популярная белая рыба в Европе и самый ценный местный вид. Этот завод, построенный при поддержке ЕС, перерабатывал 1500 тонн трески в год. Сегодня он вынужден импортировать треску из Норвегии, работая лишь на часть своих мощностей. Это в сочетании с воздействием COVID-19 на рынки привело к тому, что завод сократил свой штат почти вдвое — с 75 до 43 человек.

Больше всего нас пугает то, что к тому времени, когда все придет в норму, у нас уже не останется сотрудников, способных перерабатывать балтийскую треску. С разорванными цепочками сбыта мы не сможем продавать наш продукт. Небольшие верфи, обслуживающие весь рыболовецкий флот, закроются, и у нас будут проблемы с починкой сетей, так как все их производители уйдут. Так что даже здесь, на нашем местном рынке, вместо балтийской трески у нас будет только атлантическая
Бартломей Госьчиняк

председатель Ассоциации рыболовов Колобжега

На одной из маленьких верфей каждый год строилось новое рыболовецкое судно. Сегодня его ангар пуст. Узнав о запрете рыбной ловли, несколько клиентов отменили свои заказы. Владельцы верфи говорят, что считают себя частью рыболовного сектора, но без какой-либо возможности компенсировать свои потери, они чувствуют себя брошенными властями.

Мне просто противна вся эта ситуация, потому что мы единственная исключительно рыболовецкая верфь — 100% нашей деятельности – это обслуживание рыбаков. Но мы были лишены каких-либо источников помощи. И поскольку мы — маленькая группа, а не большая община, мы не можем добиться того, чтобы наши голоса были услышаны
Марек Цеслак

совладелец верфи «Парсента»

Туристы, многие из которых приезжают из соседней Германии, все еще заполоняют популярные белоснежные пляжи Колобжега. Но даже прибрежный туризм страдает от запрета рекреационного промысла восточно-балтийской трески, наряду с коммерческим.

Ограничения основаны на научных рекомендациях, предоставленных Международным советом по исследованию морей, в его составе — около 6000 ученых из более чем 700 морских институтов в 20 странах. По их данным, уловы восточно-балтийской трески резко упали с 1980-х годов, и в течение многих лет они оставались в научно обоснованных пределах. Но, если нет перелова, то как ученые объясняют истощение популяций трески в Балтийском и ряде других европейских морей? Неужели мы упускаем из виду общую картину?

Научные исследования указывают на срочную необходимость восстановления запасов восточно-балтийской трески до того, как исчезновение этого вида еще больше скажется на здоровье моря и рыболовстве. Но то, что убивает треску сегодня, по-видимому, в основном исходит из окружающей среды.

Одно недавнее исследование возраста и роста трески касалось десятков тысяч рыб, которых рыбаки отпустили обратно в море. Ученые получили значительно меньше образцов, чем ожидалось: огромное количество меченых рыб погибло от естественных причин.

К сожалению, оказалось, что смертность была чудовищно высока. Таким образом, из всех 26 000 рыб мы получили обратно 400. По результатам исследования, естественная смертность, не связанная с выловом — в три-четыре раза выше, чем промысловая
Карин Хюсси

старший научный сотрудник по экологии рыбных популяций, DTU Aqua

Исследователи из Национального института водных ресурсов Дании говорят, что нет единого мнения о том, почему популяции трески не могут размножаться. На это, по-видимому, влияют несколько факторов. Кислород в значительной части Балтийского моря истощается из-за загрязнения окружающей среды. Изменение климата делает море теплее, что, возможно, гонит треску дальше на север. Многочисленные серые тюлени распространяют печеночных паразитов, которые сказываются на здоровье рыб.

Получается, природа пока против трески. И я не вижу изменений в следующем десятилетии. Это не очень хорошая новость для рыбаков. Все, что мы можем сделать, – это сохранить популяцию трески, места, где природа благосклонна к ней. И тогда, если условия улучшатся, мы сможем понять, что эти заповедные зоны стали источником для реколонизации, те районы, которые до сих пор в основном были непригодны для обитания трески, либо из-за теплого течения, либо из-за недостатка там кислорода
Стефан Нойенфельдт

руководитель секции морской экологии и океанографии, DTU Aqua

Интенсивность вылова — единственный фактор истощения трески, который можно эффективно контролировать, поэтому ученые советуют продолжать ограничения, включая дальнейшее сокращение разрешенного прилова восточно-балтийской трески на 70% в следующем году.

В то же время усовершенствованные методы и модели оценки должны помочь объяснить тревожную возрастную и размерную динамику, приводящую к резкому сокращению запасов.

Рыба становятся все тоньше. И что нас очень беспокоит, так это то, что они достигают своей первой зрелости — нереста — все в меньшем и меньшем размере по сравнению с тем, что мы видели в начале 90-х гг. Обычно, если бы мы только смотрели на размер трески, то соответствующий возраст был бы моложе, но на самом деле мы видим у трески больше 30-35 сантиметров, что ее рост уменьшился более чем на 50% по сравнению с тем, что мы видели в предыдущие годы
Мари Сторр-Поульсен

руководитель отдела мониторинга и данных, DTU Aqua

Экологи приветствуют запрет на рыбную ловлю, призывая к решительным мерам. Рыбная промышленность критикует его, в то время как рыбаки, такие как Томаш, сталкиваются с жесткими карьерными решениями. По его словам, если ничего не изменится, ему придется уволить всю команду и уехать заниматься промыслом в Норвегию, чтобы расплатиться с кредитом за траулер.

Подписывайтесь на Euronews в социальных сетях
Telegram, Одноклассники, ВКонтакте,
Facebook, Twitter и Instagram.

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube

Источник: ru.euronews.com

Добавить комментарий