Операция «Невообразимое». Как союзники желали бомбардировать нас сходу опосля Победы


20 5-ого апреля мы отмечаем 75-летие первого контакта русских и американских военных, освобождавших Европу от нацизма, той известной встречи на Эльбе.

Ранее, в самые сложные периоды отношений меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), эту годовщину часто вспоминали на официальном уровне. Как будет на данный момент, пока сказать трудно. И дело даже не в пандемии, из-за которой классические юбилейные мероприятия в германском городке Торгау, где вышло это символическое событие, перенесены пока на октябрь. Дело в той исторической войне, которую Запад развернул против Рф и фактов.

В сегодняшних критериях, когда на Кремль усиленно и планомерно пробуют взгромоздить ответственность за начало 2-ой мировой войны, вполне перевернув историю с ног на голову, есть огромные сомнения в том, что Вашингтон сейчас отнесется к знаковому юбилею так же, как ранее. Мы же лицезреем, как америкосы перекручивают действия той войны. Посольство США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в Дании приписало собственной стране освобождение концлагеря Освенцим. А совершенно не так давно русским дипломатам пришлось одергивать служащих посольства США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в Москве в связи с наименее чем корректным освещением освобождения Вены от нацистов. Разные западные структуры, политики, историки, журналисты и дипломаты делают все для того, чтоб у того мещанина вымыть память о роли русского вояки в освобождении Европы. И напоминание о встрече на Эльбе не совершенно вписывается в сегодняшний контекст антиисторической кампании.

Для нас же, вне зависимости от сиюминутной политической конъюнктуры, это постоянно оставалось святым, наряду со славными победами Красноватой армии. Довольно вспомянуть, что в Рф поют о встрече на Эльбе: «Мы данной памяти верны». В нашей стране это событие постоянно числилось эмблемой надежды на потепление отношений меж Востоком и Западом, на мир без войн. При этом мы так задумывались от всей души, с открытой душой.

В принципе, приблизительно так же это событие преподносилось в 1945-м и в прессе союзников. Тем циничнее смотрятся деяния тогдашних западных элит, которые на публике рассыпались в комплиментах русскому государству, спасшему мир от нацизма, а за спиной серьезно готовили планы незамедлительного вторжения в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и его ликвидирования. По мере рассекречивания новейших и новейших документов той эры этот цинизм все очевиднее. Но в исторической войне, которая сегодня развязана против Рф, эти факты как-то стараются не выставлять — весьма неловкая для Запада правда.

Да, к концу апреля 1945 года мысль предательского нападения на русских союзников, к тому же с внедрением германского вермахта, на официальном уровне рассматривалась в Лондоне. Не без ведома Уинстона Черчилля Объединенный штаб планирования Комитета начальника штабов английской армии уже в апреле разрабатывал план вторжения. При этом английский премьер в это время посылал Сталину телеграммы, в каких выражал возмущение наличием любых подозрений во агрессивных Москве потаенных планов. А именно, писал он о этом 28 апреля, другими словами через три денька опосля встречи на Эльбе.

Пока Черчилль на публике рассыпался в комплиментах русскому управлению и доблестной Красноватой армии, а его супруга совершала 42-дневный визит дружбы по СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), английские штабисты просчитывали подробные прожекты нанесения воздушных ударов по нашим городкам и широкомасштабного вторжения. План операции «Невообразимое» (Unthinkable) был готов 22 мая. Начальству его предоставили днем 24-го. А намедни, 23 мая, распался кабинет министров Черчилля — лейбористы всадили тому ножик в спину, покинув коалицию и вынудив тем объявить преждевременные выборы. Кто понимает, может быть, этот политический маневр и предупредил новейшую глобальную войну. Сначала июля 1945-го, другими словами в те же даты, на которые английские военные планировали нападение на СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), партия Черчилля с треском проиграла выборы.

Конкретно на июль создатели операции «Невообразимое» наметили вторжение. Для этого собирались применять Польшу, где возлагали надежды установить подконтрольное Лондону и, соответственно, агрессивное Москве правительство. Это, к слову, к исконному вопросцу о том, для чего Сталин так боролся за создание «буфера сохранности» на границах СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и агрессивно подавлял любые поползновения на другие сценарии. Видите ли, речь шла не о «паранойе», как пробуют представить западные и наши либеральные историки, а о трезвом расчете рисков.
К тому же планировщики «Невообразимого» очевидно недооценили мощь Красноватой армии, посреди апреля рассчитывая, что нацистская Германия будет разбита только к концу июня. Соответственно, меркантильное нападение на собственного союзника Лондон собирался совершить сходу же опосля нашей победы над германцами. Но быстрое пришествие русских войск сорвало эти планы. Это опять-таки к исконному вопросцу, для что Сталин торопился разгромить германцев под Берлином до подхода англо-американских войск.

Английские штабисты, оценивая шансы на успешную кампанию против СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), признавались, что война будет жестокой, полной и затяжной. И буквально так же, как и Гитлер в 1941-м, наивно рассчитывали на «революцию в Рф». Поразительно, что уроки провала плана «Барбаросса», еще свежайшие в памяти, их ничему не обучили. И ведь англичане, собиравшиеся стукнуть по и без того разрушенным русским мирным городкам, еще не знали о том, что у янки есть атомная бомба.

Британский же военный историк Джонатан Уокер в недавнешней книжке, посвященной анализу этого сумасшедшего плана, полностью серьезно рассуждает о том, что в случае его воплощения атомный удар янки пришелся бы не на Японию, а на Русский Альянс. Правда, он сокрушается, что эффект был бы наименьшим в связи с наименьшей плотностью населения в «русских степях». Другими словами они там до сего времени обдумывают этот план. Видимо, с прикидкой не только лишь на прошедшее.

Такие же прожекты дискуссировались на уровне американских офицеров и политиков. Довольно вспомянуть идеи генерала Джорджа Паттона, кумира сегодняшней американской ограниченной публики. Откровенный русофоб, в собственных дневниках он не раз указывал на необходимость убить «одичавших российских», в том числе и используя для этого пленных военнослужащих вермахта и СС. При этом это не мешало ему, как и Черчиллю, обмениваться гостеприимными ухмылками и рукопожатиями с русскими сотрудниками. Так, 14 мая 1945 года в Австрии Паттон лично поручил из рук маршала Федора Толбухина орден Кутузова, рассыпавшись в комплиментах, а вечерком такого же денька в дневнике именовал его и остальных наших офицеров «татарскими бандитами». Спустя четыре денька он же выражал надежду на скорое нападение союзников на СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии). Такие вот у нас были «союзнички» — обымались и держали гранит за пазухой, готовя стукнуть им при первой способности.

Такую возможность им не предоставили. Во-1-х, Москва была в курсе — спасибо в том числе известной «Кембриджской пятерке» наших агентов в Британии. А поэтому Красноватая армия готовилась к отражению удара в Польше. Во-2-х, мешало публичное мировоззрение в западных странах, что отмечали и создатели проекта «Невообразимое». Так резко, в течение нескольких дней опосля восторгов относительно неописуемых побед Красноватой армии, спасшей мир от нацизма, поменять настроения собственных народов и боец западный истеблишмент не сумел бы. А поэтому и не рискнул.

Действия 75-летней давности — лучший урок для современников. Ценя наш альянс, воспевая наши подвиги в борьбе против общего неприятеля, оставаясь верными памяти рядовых американских боец, от всей души обнимавших наших дедов на Эльбе, мы ни на минутку не должны забывать о той ненависти к нам, которую прятали за дежурными ухмылками английские и южноамериканские генералы и политики. Это принципиально вспоминать в особенности в этот период, когда значение нашей Победы пробуют принизить, оценивая соглашения той эры исходя из убеждений некоторых моральных рамок современности.

Уж если вспоминать о морали, то давайте оценим с данной точки зрения предательские планы поруха на собственного союзника и освободителя, лежавшего в руинах. Да хоть какой пакт 30-х блекнет на фоне цинизма плана «Невообразимое».

Владимир Корнилов, РИА Анонсы

Источник: politcentr.ru