«В эру глобализации приостановить распространение пандемии нереально»

Уже несколько недель тема пандемии коронавируса фактически не попадает в главные анонсы русских СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), а дискуссии о вероятной 2-ой волне COVID-19 ведутся уже не с страхом, а со сдержанным оптимизмом. Поводов тому масса: от обнадеживающих сообщений про регистрации противокоронавирусных вакцин до очевидной вялости россиян от карантинных ограничений. Свою роль тут сыграли и российские специалисты в области медицины, также прилегающих к ней наук. От большинства их выражений складывается воспоминание, что по сути в Рф, судя по статистике, все ужасное уже сзади, в отличие, к примеру, от США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Потому «Газета.Ru» и решила выяснить, что задумывается о сложившейся с COVID-19 ситуации иностранное научное общество, побеседовав с Викторией Дорониной, микробиологом, научным сотрудником Manchester Metropolitan University, также к тому же колумнистом журнальчика The Scientist.

Основное

    К программке ВОЗ по вакцинации от COVID-19 присоединились 172 страны

    В Германии высказались о вероятном отравлении Навального

    Песков о высылке русского дипломата из Австрии: будет отвечено

    КС оппозиции Белоруссии заявил, что не претендует на власть

    В Минске задержаны члены президиума Координационного совета оппозиции

    Салливан перечислил условия, при котором США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) продлят действие ДСНВ

    Россияне перечислили нехорошие и отличные черты «российского нрава»

    Юрист Пашаев опять работает с Ефремовым

Читайте также

    Нефть дорожает, рубль падает: Наша родина опосля пандемии

    В Москве началось общее тестирование на коронавирус служащих учебных учреждений

    Наиболее 400 пар поженятся в «прекрасную» дату 20 августа в Москве

    Росатом устроит «квартирник»

    В Москве увековечат память знаменитого Ефима Славского

— Вроде бы охарактеризовали сегодняшнюю ситуацию с пандемией COVID-19? Можно гласить, что в борьбе с коронавирусом наступил перелом либо же это затишье перед 2-ой волной, о которой начали гласить еще до разгара первой?

Реклама

— Из данных worldometer пока неясно, находится ли мир на плато либо идёт понижение числа случаев, так как вирус попал в различные части света в различное время. Но можно сказать, что в Европе пик первой волны пройден. Если продолжить аналогию с испанкой, также экстраполировать данные сезонных коронавирусов, 2-ая волна неминуема с пришествием холодов. С одной стороны, вирус будет лучше выживать в окружающей среде. С иной, люди начнут собираться в помещениях. Вопросец лишь в том, какой процент людей уже иммунизирован естественным путём и как эффективны будут принятые против распространения вируса меры. От этих 2-ух причин зависит высота 2-ой волны, и пока она не достаточно прогнозируема.

— Есть ли какие то предпосылки к мутации вируса? Он может так мутировать, что сегодняшние способы исцеления окажутся неэффективными?

Коронавирус мутирует повсевременно. На основании этого выслеживают, откуда приехали его носители. К примеру, в Россию коронавирус был занесён из Европы, а не Китая. Но сами по для себя случайные мутации ничего не значат. Большая часть из их — «молчащие» подмены. Как мы знаем из школьного курса биологии, за кодирование одной аминокислоты в белке отвечают три буквы-нуклеотида. В случае коронавируса это буковкы РНК (Рибонуклеиновая кислота — одна из трёх основных макромолекул (две другие — ДНК и белки), которые содержатся в клетках всех живых организмов). Изменение одной буковкы обычно не приводит к изменению даже одной аминокислоты, не говоря уже о свойствах белка. Потому повторяющиеся панические статьи о том, что «найдены новейшие восемь мутаций, мы все умрём» не имеют смысла. Пока я не лицезрела ни одной серьёзной научной статьи, в какой было бы показано, что есть варианты вируса, которые существенно различаются по заражаемости либо течению заболевания.

Вирус оптимизирован в процессе эволюции, фактически, эпидемия вызвана сочетанием того, что бессимптомные носители являются заразительными и относительно высочайшей заразностью, которая кое-где втрое выше, чем у вируса гриппа. Хоть какое существенное изменение вируса с большей вероятностью приведёт к уменьшению его эффективности, и таковой вариант будет вытеснен наиболее адаптированными вариациями.

COVID-19 можно сопоставить с легковой машинкой. В процессе использования она покроется царапинами и вмятинами, её можно даже перекрасить либо поменять шины. Но как в мотор попадёт гаечный ключ — а мутации это таковой случайный ключ — машинка больше ездить не будет и её опередят наиболее новейшие копии.

SARS-CoV-2 мутирует еще меньше, чем вирус гриппа, потому маловероятно, что он вдруг поменяется до таковой степени, что все протоколы исцеления вдруг окажутся неэффективными

— За время пандемии родилось большущее количество легенд о COVID-19. Не могли бы именовать перечень самых небезопасных из их?

— Основное заблуждение – то, что типо никакой пандемии нет, а это всё выдумано правительствами либо фармафирмами для усиления контроля над популяцией и реализации фармацевтических средств, соответственно. Думаю, таковых людей ничего, не считая работы в ковидных лазаретах не переубедит, а это нереально по понятным причинам.

Если же мы говорим конкретно о легендах, а не теориях комплота, вроде связи КОВИД с вышками связи 5G, пожалуй, самый страшный — это что КОВИД не опасней вируса гриппа. КОВИД еще наиболее заразителен, чем грипп. Да, смертность от КОВИД близка к смертности от испанки — варианта вируса гриппа, который унёс около 50 миллионов жизней опосля Первой мировой войны. Смертность от КОВИД в 10-ки и сотки раз превосходит смертность от сезонных вариантов вируса гриппа. То, что на конец августа от КОВИД по всему миру погибли лишь около 800 тыщ — итог 100 лет развития медицины и жёстких мер правительств. И эпидемия длится.

2-ой страшный миф, что от КОВИД погибают лишь люди за 70. По сути, уже опосля 45 смертность составляет около 0,4%, что в 10-ки раз превосходит смертность той же группы от гриппа. Люди хоть какого возраста с неуввязками с иммунной системой, сердечно-сосудистыми болезнями, заболеваниями лёгких, с лишним весом (а он опосля 45 изредка у кого не лишний), диабетом второго типа имеют высочайший риск погибели от КОВИД.

Дальше следуют легенды о «народных средствах», которые предупреждают и излечивают КОВИД. Сначала, алкоголь, так как люди желают отыскать хоть какое оправдание, чтоб расслабиться. По сути, вне зависимости от того, пьёте ли вы мед спирт либо шотландский сингл мальт виски 24-летней выдержки, алкоголь подавляет иммунную систему.

Перечень остальных традиционных средств можно продолжать нескончаемо. Это и имбирь, чеснок, мёд, лимоны, даже слоновий помёт в Намибии. В то время как все, не считая помёта, в разумных количествах отлично для здоровья, они не выручат от инфецирования, если человек не моет руки и не носит маску.

К слову, то, что маски не имеют эффекта — очередной страшный миф. ВОЗ длительно это не признавала, и нанесла большенный вред сдерживанию эпидемии. Маски уменьшают возможность инфецирования на 80%. Правда, эти 80% приходятся не на носителя маски, а его окружающих. Т.е., человек с симптомами (симптом — одна отдельная конкретная жалоба больного), чихнув, оставит огромную часть вируса не в виде аэрозоля, а в самой маске.

В конце концов, страшный миф — это то, что от КОВИД можно лечится без помощи других, без вербования докторов. В соцсетях люди перечисляют пригоршни пилюль, которые они глотают. Даже мне как биологу видно, что часть из этого — фуфломицины, пилюли без работающих веществ, часть — витамины (группа низкомолекулярных органических соединений относительно простого строения и разнообразной химической природы), которые могут быть полезны. Но потом идут лекарства, которые никчемны, так как воспаление (Воспаление — сложная местная реакция организма на повреждение) лёгких вызывает сам вирус, а не бактерии. Часто это прекрасно нареченные лекарства пенициллинового ряда, к которым у большинства болезнетворных микробов уже есть устойчивость, а если нет, то покажется от неверного внедрения лекарств.

Ужаснее же всего самолечение лекарствами с сильными побочными эффектами и недоказанным действием, вроде гидроксихлорохина. Их буквально недозволено использовать без наблюдения доктора, так как последствия могут быть куда ужаснее, чем КОВИД даже средней тяжести.

— Можно сказать, что о COVID-19 мировое научное общество понимает все либо фактически все?

— Нет, недозволено. Даже на уровне биологии вируса, чудилось бы, раз мы знаем генетическую последовательность РНК (Рибонуклеиновая кислота — одна из трёх основных макромолекул (две другие — ДНК и белки), которые содержатся в клетках всех живых организмов) вируса, мы всё про него знаем. Но это не так. Мы не знаем, что делают некие белки, как они помогают вирусу преодолеть иммунную систему человека. Это как если у вас есть {инструкция} по сборке мебели из ИКЕА, но некие детали неясно куда крепятся и неясно какую функцию делают.

На уровне исцеления заболевания КОВИД неописуемыми усилиями докторов разработаны протоколы исцеления, которые существенно снизили смертность. Болеть КОВИД на данный момент еще наиболее неопасно, чем полгода вспять. Но начинают появляться данные о приобретенных последствиях, вроде синдрома приобретенной вялости, который находится и у переболевших людей младше 30 лет.

Не так давно возникло несколько исследовательских работ, которые проявили, что хотя детки не хворают, у их обычно накапливается в носоглотке много вирусных частиц. Во время кашля либо со слюной это попадает в окружающую среду. В то же время показано, что чем больше частиц попало в организм при исходном инфецировании, тем тяжелее протекает КОВИД.

Исходя из убеждений эпидемиологии тоже есть загадки. К примеру, вторую волну в Западной Европе ждали фактически сходу опосля окончания полного карантина, но она пока не наступила. Вполне ли дело здесь в горячей погоде либо есть доп причины, вроде естественной иммунизации более активной части населения, которые служат типичным щитом для еще не переболевших, невзирая на маленький общий процент людей с антителами, непонятно.

Я уверена, что исследование КОВИД лишь начинается.

— Сначала эпидемии вы в одном интервью произнесли, что население земли освоит вирус, когда 60% популяции переболеет либо будет вакцинировано. На данный момент вы продолжаете придерживаться данной для нас версии?

60% — это пророчества на базе традиционных моделей для данного типа вируса. Может быть, её необходимо видоизменять с учётом естественной иммунизации «суперраспространителей» — мобильной части населения, которая в силу юности и здоровья нередко переносит болезнь на ногах. Но число новейших случаев сократится практически до нуля лишь при достижении около 60% иммунизированных естественно либо искусственно.

— Как вы считаете, если б у населения земли была вакцина от узнаваемых до COVID-19 коронавирусов, приобретенный иммунитет к ним решил бы делему с сегодняшним?

Вызвавший пандемию вирус именуется SARS-CoV-2 — 2-ой. SARS-CoV — вирус, который тоже перепрыгнул с китайских летучих мышей на человека в 2003 году. Он весьма похож на сегодняшний вирус, но еще наименее заразительный. Когда он лишь возник, сходу начали созодать вакцины против него. Но так как он еще наименее контагиозный из-за того, что человек может заражать остальных лишь опосля возникновения видимых симптомов, его удалось стремительно приостановить. Как сделалось ясно, что пандемии не будет, разработку вакцин приостановили на полпути. Естественно, вакцины против SARS-CoV не обеспечили бы 100% эффективности против его собрата. Но они бы снизили скорость распространения SARS-CoV-2 и предупредили бы огромное количество смертей.

— Допустимо ли гласить, что эпидемия, как большая война, послужила толчком для прогресса в области медицины и микробиологии?

— Допустимо. Разработка вакцин обычно занимает 7-8 лет со всеми промежными шагами разработки, регуляторными рогатками и т.п. В этом случае вакцины были сделаны и испытываются в течение 1-го года. Не считая ведущей вакцины на базе аденовируса, которая была ранее испытана лишь на вирусе эболы, разработка заняла 4 года.

На данный момент учёные и компании получили разрешение на тесты вакцины принципно новейших типов — основанные на ДНК (Дезоксирибонуклеиновая кислота — макромолекула, обеспечивающая хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов) и РНК (Рибонуклеиновая кислота — одна из трёх основных макромолекул (две другие — ДНК и белки), которые содержатся в клетках всех живых организмов) (другое дело, пока неясно, как они эффективны относительно старенькых вакцин на базе белков и цельных вирусных частиц).

Врачи провели клинические тесты огромного количества сочетаний уже узнаваемых препаратов, обнаружив рациональные.

— Как верны догадки о том, что на данный момент на научную деятельность направленную на исследование COVID-19 и борьбу с ним мощное воздействие оказывает, выскажемся так, коммерческая составляющая. Может быть, удивительно было бы полагать, что мировые лекарственные гиганты не заинтересовались данной для нас темой. Как научное общество ощущает себя в таковой атмосфере?

— Связь меж наукой и коммерцией была постоянно. В конце века первооткрыватель фосфора, германский алхимик Хениг Бранд, пробовал его запатентовать и продавать. Первооткрыватель пенициллина Флеминг так и не сумел сделать его выделение в достаточном для клинических испытаний количестве. Пригодилась 2-ая глобальная война и экспертиза американских лекарственных гигантов — а в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) госзаказ — чтоб сделать его создание. Так и на данный момент, лишь в Британии есть «госзаказ» на 10-ки миллионов доз вакцины, а экспериментальный, некоммерческий завод при Оксфордском институте может произвести, в наилучшем случае, сотки тыщ доз. Безизбежно, фармафирмы заинтересованы в производстве недостающих доз и рассчитывают получить от этого доход.

Опосля того, как в крайней трети 20 века общество отдало приказ учёным вылезти из башни из слоновой кости, закончить заниматься тем, что им любопытно и начать заниматься тем, что по воззрению правительств необходимо обществу, у учёных возникло два подхода.

Одни продолжают пробовать заниматься базовой наукой, которая не приведёт к коммерческому продукту в наиблежайшие 20-30 лет. За это время от времени дают Нобелевские премии, как Новосёлову и Гейму за открытие графена, но зато повсевременно имеет пространство нехватка средств на исследования.

Иная группа учёных — это те, кто сознательно занимаются прикладной наукой и могут рассчитывать не только лишь на муниципальные средства, да и на средства коммерческих производителей. В этом случае средства обычно водятся, но результаты исследовательских работ могут стать коммерческой потаенной. Постоянно есть искушение получить результаты, которые ждет заказчик и которые продолжат финансирование либо, к примеру, перепрыгнуть чрез несколько стадий клинических испытаний, чтоб выйти на рынок первыми. Общество обязано осознавать, что недозволено сразу добиваться от учёных непредвзятости и самофинансирования, необходимо избрать что-то одно.

— Вы узнаваемый ученый, и соответственно чуть по другому воспринимаете пандемию, хотя бы, просто в силу собственных познаний, нежели подавляющее количество обыденных людей. И, все-же, как вы лично, по-человечески, переживали активную фазу пандемии, что вас потрясло, что изумило, может быть, принудило рыдать либо восторгаться?

— Как для биолога, для меня это было весьма увлекательное время, увлекательное в смысле китайского проклятья «чтобы ты жил в увлекательное время». Я отлично помню эпидемию САРС (2003-2004), свиного гриппа (2009), МЕРС (2012 и раз в год) — это очередной родственник КОВИД. Потому хоть какое отклонение от обычного пути: сообщения по телеку — массовая закупка фармацевтических средств правительством — эпидемия остановлена — была для меня нежданностью. С проф точки зрения было весьма любопытно ознакомится с массой новейшей инфы относительно коронавирусов. Я занималась РНК (Рибонуклеиновая кислота — одна из трёх основных макромолекул (две другие — ДНК и белки), которые содержатся в клетках всех живых организмов)-вирусами, но другого типа, также освежить и углубить еще университетские познания по эпидемиологии.

В личном плане я до крайнего не веровала в введение карантина в Британии и не ждала, что он продлится так длительно. Потом был вопросец сбора семьи в одном месте — отпрыск обучается в одном городке, супруг работает в эпицентре английской эпидемии коронавируса — Лондоне. В прессе прошли сообщения, что Лондон будет закрыт на полный карантин, поезда не будут ходить.

Когда мы все съехались, было тревожно по поводу сохранения работы, но мой институт неизменных работников пока не уволил.

Позже захворала в Белоруссии моя 70-летняя, нездоровая сладким диабетом мать, которой так и не сделали тест на КОВИД, хотя симптомы (Симптом от греч. — случай, совпадение, признак — один отдельный признак, частое проявление какого-либо заболевания, патологического состояния или нарушения какого-либо процесса жизнедеятельности) совпадали — потому и по остальным причинам я весьма скептически отношусь к белорусской статистике и заявлениям Лукашенко, что Белоруссия совладала с заболеванием лучше всех, и все приезжают поучится его опыту. Мать, к счастью, оздоровела, но захворал племянник и его семья.

Восхищаюсь работой учёных на фронтальном крае науки, в особенности оксфордской группой под управлением доктора Сары Гилберт которая работает над одной из самых первых вакцин, проходящей клинические тесты. Теми, кто публикует экспериментальные статьи в критериях карантина. Докторами за всё, что они создали, но в особенности теми, которые добавочно к большой перегрузке к тому же проводили клинические тесты способов исцеления и фармацевтических средств. Волонтёрами, которые помогали людям во время карантина и всем, кто добровольно принял роль в испытаниях фармацевтических средств и вакцин. Слеза наворачивалась, когда демонстрировали фото медработников, погибших на боевом посту. И когда я пошла за продуктами в магазин и натолкнулась на двигавшиеся мимо похороны 1-го из продавцов этого магазина, парня лет 25.

— Какой урок из пандемии COVID-19 обязано извлечь себе научное общество и население земли совершенно?

— Если в комнате висит ружьё, оно непременно выстрелит. Если возник новейший тип вируса, который может вызвать пандемию, он её непременно вызовет. Если не в сей раз, так в последующий, не в последующем году, так через 10 лет. Если последствия вируса так серьёзны, что целесообразна разработка вакцины, не надо кидать её на полпути, поэтому что не видно большенный коммерческой прибыли.

Иной урок в том, что в глобализованном мире приостановить распространение пандемии нереально. Лондон и Нью-Йорк, в каких зарегистрирована высочайшая смертность относительно остальных частей соответственных государств и всего остального мира, пострадали из-за того, что они соединены со всем миром, но вирус из Китая за год добрался до самых далёких уголков мира. В глобальном мире необходимо быть готовыми к глобальным угрозам.

Фактически, невзирая на его последствия, даже SARS-CoV-2 — не худший вариант. Может быть возникновение вируса с похожей контагиозностью бессимптомных носителей, но завышенной смертностью не столько людей с приобретенными болезнями и старых людей, а людей в расцвете сил. Так действовала испанка. Тогда и описания бессчетных апокалиптических романов о крахе цивилизации в итоге пандемии, вроде «Вонгозера» Яны Вагнер могут оказаться пророческими. На основании уроков КОВИД необходимо к схожему приготовиться.

Источник: gazeta.ru

Добавить комментарий