«Ожидали отказа»: как в Рф признали однополый брак

В Рф произошел беспримерный вариант — в первый раз однополой паре удалось фактически легализовать собственный брак на местности страны. ЛГБТ-активист Игорь Кочетков и его супруг Кирилл Федоров смогли отыскать лазейку в русском законодательстве – Кочеткову разрешили оформить налоговый вычет на страхование жизни супруга. Кирилл Федоров сказал «Газете.Ru» детали истории.

Основное

    Путин подписал указ о новейших выплатах на малышей

    Путин предложил расширить условия льготной ипотеки

    Саакашвили сказал о походе в ночной клуб с Трампом

    Около 30 человек задержаны опосля перестрелки на севере Москвы

    Клишас оценил изменение шкалы НДФЛ

    Зеленский именовал украинских дальнобойщиков «засранцами»

    Обитателей РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) могут не пустить в ЕС опосля открытия границ

    Юрист сказал о обещании Ефремова «никогда больше не пить»

Читайте также

    Дюралевая угроза: как Рф сохранить важную ветвь

    Экономика опосля пандемии: что будет с нефтью и рублем

    Образ агрессора: как США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) вредят Китаю

Директор программ некоммерческой публичной организации «Русская ЛГБТ-сеть» Игорь Кочетков сумел оформить налоговый вычет по расходам на страхование жизни собственного жена Кирилла Федорова. О этом он сказал на собственной страничке в соцсети Facebook.

Реклама

Как сказал «Газете.Ru» Кирилл Федоров, с Кочетковым они познакомились в 2011 году. В 2017-м, находясь в рабочей поездке в Нью-Йорке, пара решила пожениться. А в прошедшем году, уже в Рф, мужчины задались вопросцем, каким образом можно создать собственный брак законным и на местности родной страны, — для ответа на него они обратились к Семейному кодексу РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина).

«Мы оба размышляли, как мы можем применить наш супружеский статус в Рф. Не считая того, мы является правозащитниками в сфере ЛГБТ, что усиливало наш энтузиазм к данному вопросцу», — выделил Федоров в общении с «Газетой.Ru».

Супруги нашли, что согласно 158-й статье Домашнего кодекса, Наша родина признает все браки, оформленные за рубежом — не считая тех случаев, когда альянс заключен меж близкими родственниками либо усыновителями и усыновленными. Также создание семьи нереально, если кто-то из пары уже состоит в браке либо был признан трибуналом недееспособным вследствие психологического расстройства. При всем этом то, что брак зарегистрирован меж 2-мя людьми 1-го пола, в качестве ограничивающего происшествия не обозначено.

«Наше прогрессивное семейное законодательство признает браки россиян, заключенные заграницей. И никакая процедура признания не требуется, можно просто на основании документов о бракосочетании начать воспользоваться семейными правами»,

— написал Федоров в собственном Facebook.

В общении с «Газетой.Ru» он также добавил, что сначала у пары появились маленькие трудности. «Вначале мы так глубоко не задумывались о легализации брака в Рф, потому упустили момент и не получили апостиль – документ, нужный для того, чтоб этот брак признавался в остальных странах. Но в прошедшем году мы вновь были в Нью-Йорке и все эти моменты бюрократические доделали», — сказал мужик.

Согласно российскому законодательству, люди, состоящие в браке, могут подать заявку на налоговый вычет в размере 13% от расходов на жена, в том числе при оплате (расчёту за купленный товар или полученную услугу) страхования его жизни.

Кочетков и Федоров приложили к заявлению в Федеральную налоговую службу (ФНС) нотариально заверенный перевод южноамериканского свидетельства о браке, опосля чего же инспекция провела проверку и подтвердила сумму заявленного налогового вычета в полном объеме.

«Мы советовались с юристом, и он произнес — «У вас есть сертификат о заключении брака и есть семейные права, вот идите и реализуйте их!», что мы, фактически, и сделали», — отметил Федоров.

«Мы ожидали отказа, опосля которого можно было бы начать судиться за признание нашего брака в Рф. И совсем нежданно ФНС одобрила нам этот вычет и уже перевела средства. А это означает, что тем Наша родина в лице одной из собственных официальных институций признала однополый брак. И весьма любопытно сейчас, что будет далее», — также написал он в собственном Facebook.

И все таки, по словам правового советника ЛГБТ-группы «Выход» Макса Оленичева, однополые браки не предусмотрены русским законодательством. «Думаю, что данный вариант быстрее недосмотр бюрократического аппарата, чем настоящий жест политической воли. Мы на данный момент не смотрим, что правительство в жизни признает однополые браки и дает членам семьи в таком браке все те же способности, которые есть у людей, заключивших брак меж мужиком и дамой», — выделил он в беседе с «Газетой.Ru».

По воззрению Оленичева, ЛГБТ-пары могут биться за свои права. «Самое основное – практика. Если правительство будет предоставлять таковым союзам те же самые права как и разнополым союзам, то мы сможем гласить о том, что оно признает однополые браки. Пока же гласить о этом рано», — уточнил юрист.

Этот вариант беспрекословного признания властью прав однополого брака стал прецедентным. Тем не наименее, ранее схожая история уже происходила с парой Евгения Войцеховского и Павла Стоцко, но завершилась она не так удачно.

Супруги поженились 4 января 2018 года в Копенгагене. По возвращении в Россию мужчины на базе все той же 158-й статьи Домашнего кодекса решили попробовать заверить собственный брак в одном из столичных функциональных центров услуг (МФЦ). Там им вправду поставили штампы в паспорте, подтверждающие, что мужчины вступили в брак. Согласно рассказам Стоцко и Войцеховского, документы были оформлены за 5 минут – сотрудник МФЦ не задавал излишних вопросцев и даже не обменялся в лице.

Тем не наименее, скоро министерство внутренних дел признало их паспорта недействительными. Как растолковали телеканалу «Дождик» в пресс-службе управления ЗАГС Москвы, так вышло из-за формулировки 12-й статьи Домашнего кодекса РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) – «для заключения брака нужны обоюдное добровольческое согласие мужчины и дамы, вступающих в брак».

«Ваш вопросец имел бы смысл в случае, если б в Семейном кодексе Русской Федерации была применена другая формулировка. К примеру, «добровольческое согласие лиц, вступающих в брак». Предстоящее обсуждение вашего вопросца полагаю нецелесообразным», — уточнили в ведомстве «Дождику».

Игорь Кочетков в свою очередь выделил, что данное разъяснение не является аргументированным.

«Это [формулировка 12-й статьи Семейного кодекса] означает, что в Рф пока недозволено заключить однополый брак. Но если вы заключили его по законам другого страны, в Рф он признается»,

— растолковал ЛГБТ-активист в посте на собственной страничке в Facebook.

Но, по рассказам Войцеховского и Стоцко, полицейские вынуждали их дать документы и грозили возбуждение уголовного дела. Стоцко также отметил, что его родственникам звонили неведомые и угрожали увольнением с работы.

«Не считая того, сотрудники правоохранительных органов открытым текстом заявили, что они не сумеют защитить их от посягательств со стороны гомофобно настроенных людей и организаций. Это тоже была сокрытая угроза. Потому было принято решение, что они пока должны покинуть Россию», – говорил «Дождику» правозащитник Кочетков.

В итоге супругам пришлось уехать из страны. О их отъезде поведала «Русская ЛГБТ-сеть». «Данное развитие событий не планировалось, и лишь настоящая угроза свободе и сохранности Павла и Евгения послужили предпосылкой их отъезда», – говорилось в сообщении.

Уехать из страны пришлось и Андрею Ваганову с Евгением Ерофеевым. Мужчины поженились в Дании в 2016 году и совместно воспитывали 2-ух приемных мальчишек, которых сам Ваганов усыновил еще в 2010 году. В июле же 2019 года семьей резко заинтересовался Следственный комитет РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) – там возбудили уголовное дело в отношении служащих органов соцзащиты, позволивших усыновление.

Как сказал Ваганов порталу dw.com, получить опеку над детками не представляло особенной трудности. «Единственная неувязка была с получением заключения о том, что я могу быть усыновителем. Собрали целую комиссию. Посиживают 10 дам, спрашивают, почему возжелал усыновить, почему не женат.

Я сообразил, к чему все идет, и задал вопрос председательницу открытым текстом, подразумевает ли она, что я буду трахать собственного отпрыска. Она произнесла, что этого не гласила. Через 10 дней у меня было это заключение»,

— говорил мужик.

По воззрению же следователей СК, Ваганов, который воспитывает (по определению И. П. Павлова, воспитание — это механизм обеспечения сохранения исторической памяти популяции) 2-ух усыновленных мальчишек в критериях проживания с остальным мужиком, «пропагандирует нетрадиционные дела, формируя у малышей искаженные представления о семейных ценностях, нанося вред их здоровью, нравственному и духовному развитию». А «сотрудники отдела социальной защиты, достоверно зная о сложившейся ситуации в семье усыновленных малышей, не предприняли соответствующих мер по защите несовершеннолетних от инфы, причиняющей вред их здоровью и развитию».

В свою очередь юрист Макс Оленичев заявил dw.com, что усыновление однополыми парами еще не подразумевает пропаганду нестандартных отношений. По его словам, интернациональная статистика свидетельствует о том, что детки, усыновленные однополыми парами, обычно, не копируют сексапильное поведение родителей и в подавляющем большинстве случаев растут гетеросексуальными.

Источник: gazeta.ru