«Принципиально, чтоб расследование «дела ТоАЗ» сделалось по-настоящему беспристрастным»

Корпоративную война за одну из фаворитных глобальных хим компаний – «Тольяттиазот» издавна именуют основным русским акционерным конфликтом. Но лишь ли русским? Уже наиболее 10 лет наикрупнейший в Рф производитель аммиака у работающих акционеров пробуют отобрать соперники. Спустя три года слушаний по «делу ТоАЗ» в русских судах разных инстанций разбирательство за право владения хим предприятием перебегает сходу в несколько судов забугорных юрисдикций – от французского Страсбурга и Высочайшего суда Ирландии до американских судов, преднамеренных применить «закон RICO». В интервью «Газете.Ru» инвестор, предприниматель и создатель компании «Тольяттиазот» Сергей Махлай поведал о собственном взоре на конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) и вероятных сценариях его развития.

Основное

    Песков именовал повод для начала расследования происшедшего с Навальным

    Москва готова дискуссировать с Минском рефинансирование кредитов

    Тихановская: в Белоруссии происходит «мирная революция»

    В Минздраве окрестили предпосылки повторного заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) COVID-19

    Двое русских военных пострадали при подрыве БТР в Сирии

    Оппозиция Белоруссии заявила о готовности к переговорам с властями

    Тыщу туристов эвакуировали в Анапе из-за лесного пожара

    Бузова отыскала у себя дворянские корешки

Читайте также

    Нефть дорожает, рубль падает: Наша родина опосля пандемии

    В Москве началось общее тестирование на коронавирус служащих учебных учреждений

    Наиболее 400 пар поженятся в «прекрасную» дату 20 августа в Москве

    Росатом устроит «квартирник»

    В Москве увековечат память знаменитого Ефима Славского

— Корпоративный спор «Махлай против Мазепина» является загадкой для почти всех наблюдателей. Есть ли обычный ответ на основной вопросец – для чего Дмитрию Мазепину и «Уралхим» контроль над ТоАЗ? Это лишь бизнес либо, может, дело в личных напряженных отношениях?

— Мазепин и команда постоянно принимали меня как собственника завода. Я им не являюсь. Но, занимая должность председателя Совета директоров ТоАЗ я представлял интересы мажоритарных акционеров. В голове Мазепина данный факт так и не сумел уложиться.

Реклама

— Вели ли вы когда-либо переговоры с Мазепиным о покупке его пакета акций в ТоАЗ? Ведь таковая сделка могла просто и стремительно закончить корпоративный конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия).

— Да, мы встречались несколько годов назад. Акционеры давали мне мандат на ведение переговоров. В процессе беседы на мое предложение купить у Мазепина его 10% пакет акций он прямо дал ответ, что «не для того брал эти акции, чтоб продавать их». Мотивация действий Мазепина была сходу явна. Я так сообразил, что он хочет получить контроль над предприятием. На данный момент все его деяния в отношении ТоАЗ – это уже вопросец принципа. Потому какие на данный момент могут быть переговоры?

— О каких действиях вы гласите? Идет речь о некоторой стратегии?

— Основная задачка Мазепина на первом шаге получения контроля над ТоАЗом была выдворить меня из Рф. Ему это удалось. Делал он это для того, чтоб я не мог доводить правдивую информацию до властей. Что все-таки касается бизнес-измерении, то при помощи ТоАЗа он бы мог закрыть дыры в бюджете «Уралхима», погасив большие кредиты. Ведь «империя Мазепина» в долгах. Набрали средств под залог, вроде все смотрится нормально, проявляют активность в Африке, но сокращения кредитной перегрузки не происходит. Вопросец лишь в том, для чего муниципальные банки ему дают средства? Ожидают, пока все упадет? Неувязка лишь в том, что с его «неплохим менеджментом», на мой взор и захват ТоАЗ не поможет. Все это отрисовывают перспективу банкротства «Тольяттиазота».

— Вы полагаете, что за Дмитрием Мазепиным стоит кто-то сильнее и «Уралхим» только делает чей-то заказ?

— В Рф без высочайшей «крыши» таковой, простите за выражение, беспредел неосуществим. Полагаю, что был найден нечистоплотный бюрократ высочайшего ранга, который ставит себя вне закона. Мазепину и «Уралхим» помогают нечистоплотные как бывшее, так и действующие сотрудники силовых структур. Их имена не будут потаенной вечно. Я обладаю чувствительной для этих людей информацией, а секреты в Рф, как понятно, длительно хранить недозволено. Цель у данной для нас «сборной команды» по корпоративному рейду — забрать всеми средствами у легитимных хозяев успешное хим предприятие «Тольяттиазот». Вместе с «АвтоВАЗом» завод является наикрупнейшим налогоплательщиком в бюджет Самарской области. К слову, первыми по налогам по незапятанной прибыли. На предприятии все отлажено, модернизация агрегатов проводится любой год. ТоАЗ реализует новейшие проекты – вложил 300 млн баксов в стройку новейшего портового терминала в Тамани, одобрил Вкладывательную программку до 2029 года с общим объемом инвестиций в 39 миллиардов руб. Но сиим людям из «бригады Мазепина» плевать на закон и вкладывательную привлекательность Рф. Во имя алчности, готовы уничтожить удачный бизнес и устроить нескончаемую судебную волокиту. Уверен, что рейдерский захват ТоАЗ вызовет существенное понижение поступления налогов в бюджет, так как, как понятно, «Уралхим» налоги фактически не платит. Ведь если взять данные официальной отчетности ТоАЗ и «Уралхима» в сопоставлении, то все становится сходу видно. К примеру, за 2008-2011 года, по которым было судебное разбирательство в рамках так именуемого уголовного дела «по ценам», ТоАЗ выплатил в качестве налога на прибыль наиболее 5 миллиардов. 275 млн. руб., «Уралхим» же 0 руб., как это следует из официальной отчетности компаний.

— Как Вы оцениваете вынесенное 26 ноября 2019 года Самарским областным трибуналом решение по апелляции ранее вынесенного Комсомольским трибуналом Тольятти решение, в каком числится и ваше имя? На какой стадии находится рассмотрение кассации в Верховном суде на решение Самарского суда о лишении вас и вашего отца свободы на 9 лет?

— Приговор Комсомольского районного суда Тольятти от 5 июля 2019 года и определение Самарского областного суда от 26 ноября 2019 года обжалованы как мною, так и иными осужденными в вышестоящий трибунал, а конкретно в 6-ой кассационный трибунал общей юрисдикции. При всем этом, обозначенные судебные акты обжалованы не только лишь стороной защиты, да и ПАО «Тольяттиазот», которое в суде было признано потерпевшим лицом. У всех создателей жалоб общая позиция, которая состоит в том, что никакого злодеяния совершено не было, а приговор суда первой инстанции и решение апелляционной инстанции являются нелегальными и безосновательными.

— В кассации какие аргументы вы приводите, не считая того, что ТоАЗ себя потерпевшим не считает?

— Мы считаем этот приговор нелегальным. Выводы суда о типо имевшем пространство хищении продукции компании под видом занижения цен носят разумеется неверный нрав. Проверить резоны о наличии этих наигрубейших ошибок суды отказались. Профессионалов, которую подписывали так именуемую экспертизу по ценам, что является основой обвинения, даже не вызвали и не допросили в суде, невзирая на бессчетные обоснованные ходатайства о этом. Это было изготовлено невзирая на то, что и следствием, и самим трибуналом были установленные бессчетные нарушения и даже дилетантские арифметические ошибки, допущенные этими профессионалами (на сумму наиболее 7 миллиардов руб.). При всем этом не поддающимся объяснению образом специалисты указывали лишь те цены, которые по их воззрению, были занижены, а все бессчетные случаи продаж продукции «Тольяттиазот» по ценам выше рынка, ими же установленные, они в расчет не воспринимали и их не суммировали совершенно. Я считаю, что это делалось в интересах «Уралхима», что экспертиза по ценам в целом недостоверна.

— Но Вас винят в выводе средств завода на 84 миллиардов руб. через экспортные схемы, растолкуйте свою позицию, почему вы не согласны с обвинением?

— Причина несогласия с обвинением и приговором заключается в том, что никакие валютные средства «Тольяттиазот» не выводились и не похищались, также, как и продукция компании. Уголовное дело о типо состоявшемся хищении продукции «Тольяттиазот» придумано, как, вообщем, и все остальные уголовные дела в отношении «Тольяттиазот», только в интересах миноритарного акционера «Уралхима». Не стоит забывать и о том, что «Уралхим» является прямым соперником «Тольяттиазот» и все годы, с момента приобретения акций ТоАЗ действует нерадиво в отношении Общества. Обвинения в адресок бывших управляющих ТоАЗ – это прецедент для всей экспортной индустрии Рф. Не считая того, в рамках давления на предприятие произошла насильная смена главы выборного органа – Совета директоров. Это также возмутительный акт нарушения норм корпоративного управления. На самом деле, мы являемся очевидцами сотворения новейшего showcase, новейшего «заказного» прецедента в русской судебной практике при разборе корпоративных споров.

— И само предприятие не считает себя потерпевшей стороной?

— Вы полностью правы – «Тольяттиазот» не считает себя потерпевшим, так как занимает позицию, что цены продаж продукции были рыночными, а экспертиза, говорящая о оборотном, необъективна и тенденциозна. Я обычным языком постараюсь разъяснить какое решение трибунал принял и каковы последствия для всех. Во-1-х, если они считают осужденных обладателями бизнеса, то как обладатель бизнеса может украсть сам у себя? Во-2-х, трибунал, на самом деле, решил, что при ведении заводом нашей экспортной деятельности, сотрудниками завода должны были предсказываться рыночные цены за длительное время вперед — в месяц, два — и продавать продукцию по ним. А если рынок обменялся и свалился, к примеру, на 50-100 баксов, а завод продал дешевле данной для нас не предсказанной цены – означает, я, генеральный директор «Тольяттиазота» и 1-ые лица деловых партнеров завода сделали группу лиц, и эта группа, если следовать логике следствия, поддержанной трибуналом, о том, что я являюсь собственником «Тольяттиазота», украла средства у самой себя. Да еще украла всю произведенную продукцию за 4,5 года — хотя завод получал за нее средства, которые пошли на модернизацию, выплату заработной платы, в конце концов уплату налогов в несколько млрд рублей. Сами задумайтесь, как это может быть украсть всю произведенную продукцию за 4,5 года? В-3-х, само предприятие не раз официально заявляло, что не имеет вещественных претензий. Это заявление последовало сходу опосля возбуждения уголовного дела в конце 2012 года, позиция «Тольяттиазот» не поменялась и в истинное время. Ну и 4-ое – миноритарий «Уралхим» вопиющим образом сам провозгласил себя взыскателем по вступившему в силу решению о взыскании имущества в пользу ТоАЗ. Тоже беспримерно.

— ТоАЗ не считает себя потерпевшей стороной. Как эту позицию компании воспринимают приставы?

— Что здесь сказать — исполнительное создание ведется тенденциозно, вполне игнорируя права и легитимные интересы людей и организаций, не являющихся сторонами исполнительного производства. Это полный процесс, но есть ряд просто возмутительных фактов. 1-ый – отсутствие воззвания пристава в трибунал за объяснением порядка выполнения судебного акта по взысканию в пользу ПАО «Тольяттиазот» 78 миллиардов рублей, т.н. админом по взысканию которых выступает «Уралхим». Дело в том, что трибунал преднамеренно, на мой взор, в таковых исполнительных листах не указал ПАО «Тольяттиазот» как получателя валютных средств. Это устраивает и «Уралхим», и пристава, который, на мой взор, выступает в роли орудия рейдерского захвата ПАО «Тольяттиазот». Как я сумел убедиться из судебных документов, пристав хочет выполнить перевод взысканных средств в пользу «Уралхим» при отсутствии каких-то легитимных оснований в нарушение установленного трибуналом порядка. 2-ое противозаконное явление – это т.н. фишинг инфы у компаний, которые не являются должниками по исполнительному производству при отсутствии к тому каких-то оснований. К примеру, запросы всей денежной и хозяйственной документации у ОАО (форма организации публичной компании; акционерное общество) «Волгацеммаш», ПАО «Тольяттиазот», ПАО «Трансаммиак» и у остальных компаний. И это при том, что «Уралхим» является прямым соперником ТоАЗ. Получение таковой инфы у ПАО «Тольяттиазот» его соперником будет создавать нелегальные и безосновательные достоинства в хозяйственной деятельности соперника, другими словами «Уралхима». Делайте выводы.

— Понятна дата, когда вы будете подавать иск в Европейский трибунал по правам человека?

— Я подаю соответственный иск в Европейский трибунал по правам человека до 25 августа. Понимаю, что и некие акционеры ТоАЗа сиим занимаются. «Делу ТоАЗ» нужен независящий интернациональный трибунал. Подчеркну, что с нашей стороны это принужденная мера. Я до крайнего возлагал надежды на адекватность и порядочность арбитров, причастных к данным судебным делам. Никто не желал подавать иск в высшие европейские инстанции и таковым образом невольно муссировать международную составляющую спора. Но когда со стороны Мазепина и его команды видны сознательные деяния по вытаскиванию ТОАЗ и акционеров завода на «политическое татами», что еще остается созодать мне и остальным участникам спора в таковой ситуации, Наиболее того, это будет не единственный иск по делу ТоАЗ, который будет рассматриваться в зарубежных юрисдикциях. Деяния Мазепина впрямую лупят по интернациональному стилю Рф и делают полностью ненадобные точки трения в диалоге с мировым обществом. Выходит, что правительство становится «заложником» действий такового рейдерства.

— Не так издавна в Веб протекла секретная переписка юристов, которые ведут сопровождение исков в отношении Мазепина и топ-менеджеров «Уралхим» за пределами Рф. Планируете ли Вы все-же подавать иски в американских судах? Какие и на какой итог рассчитываете?

— К огорчению, планы по этому поводу каким-то образом оказались в вебе. Если гласить о планах предстоящего судебного разбирательства с Мазепиным и «Уралхим», повторю, что сейчас «дело ТоАЗ» уже закончило быть только русским и перебежало в плоскость судов зарубежных юрисдикций. Да, мы рассматриваем все вероятные формы защиты. В том числе, и применение очень твердого южноамериканского закона по противодействию коррупции и рэкету – т.н. «закону RICO». C 1970-х годов закон работает действенным инвентарем по борьбе с жуликами и рейдерами. «Закон RICO» предполагает коллегиальную уголовщину всех главных фигурантов. Конкретно потому иск в адресок Мазепина, топ-менеджмента «Уралхим» и всей той группы людей, которая ему помогает, будет соотнесен конкретно с данной для нас нормой южноамериканского законодательства. По моему воззрению, эти люди сформировали реальную оргпреступную группу. Нас оппоненты именуют ОПС (организованное криминальное общество), при этом без всяких на то доказательств, а мы уже буквально докажем за рубежом, что это они и есть настоящее ОПС. Весьма неприятно совершенно следить за тем, как методом проф унижения Мазепиным и его ассистентами отдельных представителей правоохранительных органов и арбитров, эти люди пробуют вынудить весь наружный мир, ну и людей снутри Рф пренебрежительно принимать всю судебную систему в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), вынудить считать, что в нашей стране можно пренебрежительно относиться к закону и к суду в целом в нашей стране. Усилиями Мазепина уже сотворен стереотип о Рф — для чего идти в арбитраж, если можно оказать давление сверху на арбитру и достигнуть подходящего решения по штатскому иску в уголовном деле? Так даже удобнее, и, если можно так выразиться, эффективнее, ведь если предприниматель будет сопротивляться — можно высадить недовольного лет на 9-10. Этот сценарий будут сейчас употреблять для захвата компаний. Но рано либо поздно все имена заказчиков «дела ТоАЗ» будут названы. В собственных алчных интересах, выходит, эта «команда Мазепина» уничтожает стиль Рф и всей русской власти на интернациональной арене. О сроках подачи иска в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) пока гласить не могу. Это непростой процесс, на данный момент готовится документация, идет досудебная всеохватывающая оценка содержания иска.

— В 2016 году в Высочайшем суде Дублина были поданы иски против 11 ответчиков, в том числе Дмитрия Мазепина, ОХК «Уралхим» и ее головной структуры Uralchem Holding PLC, и еще ряда физических и юридических лиц. Каковой статус судебных слушаний в Ирландии?

— Я не принимаю прямого роли в процессе в суде Ирландии. Понимаю лишь, что Мазепину и его команде будет весьма дискомфортно, если Высочайший трибунал в Дублине воспримет решение в пользу акционеров ТоАЗ. Ирландский трибунал является непредвзятым и выносит решения по закону. А сумма, обозначенная ко взысканию, я не исключаю исходя из сущности заявленных требований, может в предстоящем возрости. Я так понимаю, что и на самого Мазепина давят его огромные покровители наверху. Дескать, обещал же забрать завод и где же? И потому он решил отозвать свое соглашение в Ирландском суде, не позволяющее трогать акции ТоАЗ. Как я понимаю, сами акционеры компании уже подали документы на установление запрета суда, чтоб было нереально ничего создать с акциями ТоАЗ уже без критерий каких-то соглашений. Снаружи создается чувство, что им необходимо провести процесс по отъему очень стремительно, но на данный момент уже Мазепин почему-либо запросил последующую дату слушаний лишь на февраль 2021 года.

— Но строго говоря, вы таковой же олигарх, как и все другие. Либо есть различные олигархи? В чем заключается ваша бизнес- философия?

— «Олигарх» — определение политически окрашенное и неточное в отношении национально нацеленного большого бизнеса. Я не считаю себя олигархом. Ну а если совершенно гласить о слове «олигарх» нужно осознать какой вы смысл вкладываете. Если даже это означает «большой предприниматель», другими словами различные олигархи — есть те, что работают на благо Рф, а есть те, что употребляют ее ради наживы. Насчет недавнешнего интервью председателя Следственного комитета Рф Александра Бастрыкина в «Русской газете», посвященного, в том числе, уголовным делам вокруг «Тольяттиазот». Я могу лишь мыслить, что это еще одно введение его в заблуждение своими подчиненными, которые готовили для него это интервью в части «Тольяттиазот». Я же тоже был управляющим и понимаю, как все происходит. И постоянно же людям доверяешь и в детали любые нереально вдуматься. Приходиться полагаться на подчиненных. Но, естественно, принципиально, чтоб расследование дела «ТОАЗ» сделалось по-настоящему беспристрастным, а не было, как на данный момент, односторонним введением в заблуждение управляющих СК. Лишь вправду независящее. Поэтому что, если б в «деле ТоАЗ» все вправду было по закону, то и уголовного дела совершенно не обязано было быть.

Источник: gazeta.ru

Добавить комментарий