Киноиндустрия — один из методов действия на общество

Синематограф уже издавна не является сферой просто про кино. Он поднимает животрепещущие темы, отвечает на принципиальные вопросцы и, к огорчению, стал эпицентром пропаганды. Местами даже уместной.

Неприемлимая — она как раз в новеньком творении Нолана «Резон» (вроде бы мы все его ни обожали за «Престиж», «Начало» и «Интерстеллар»). Для янки и европейцев кинофильм, так скажем, обыденный, но для нас он напичкан топорной пропагандой про небезопасных российских, которые никак не могут сосуществовать с обычным миром. Если он движется вперед, то мы обязательно отстаем.

И в «Резоне» таковых клише куча, и Нолан, если не околпачивает Кинопоиск, собирал их в протяжении 6 лет — конкретно столько режиссер писал сценарий к кинофильму. Его создатель дозволяет для себя открыто гласить о зле, к которому примкнули российские, обрисовывать нас через образы необразованных и ожесточенных олигархов, держащих собственных жен в заложниках, при помощи которых они попали «в высший свет». Нас демонстрируют неотесанными дурачинами, мафиози, если желаете, а герои кинофильма — это, естественно, афроамериканцы.

Когда же у нас снимают киноленты с точным посылом, то на их за рубежом не обращают толком внимания. Вот вышла у нас не так давно не плохая документалка про плененных социологов, где есть точная идея: америкосы устроили в Ливии хаос, страну захватили террористы, российские в плену, нужно выручать, ученые мучаются за политику. Поднимаются принципиальные темы.

Во 2-ой части «Шугалея» говорят стршные, но правдивые вещи про янки, и они, поверьте, знать эту правду не желают. Вот она, оборотная сторона пропагандистского синематографа: когда снимается что-то нехорошее про российских — такое весьма нравится. Но когда про янки — сходу молчок. Хейт. А вы совершенно понимаете, сколько негатива льется на Максима, которого на Западе считают русским шпионом? Весьма много. И он навряд ли желал стать разменной монетой политиканов, когда двигался в Ливию ради социологического исследования.

Принципиальная миссия кинофильмов о Шугалее — достигнуть его освобождения. Человек в ливийском «гуантанамо» посиживает, а хоть бы кто на Западе помог его возвращению домой. Да, кинофильм переведен на британский язык, и мы от всей души верим, что это поможет достучаться до янки, которыми издавна заморочили головы. Вот поляки потихоньку трезвеют — не так давно даже вышла похвальная статья про кинофильм о Максиме. Головы турков стают яснее. Итальянцев. И это все весьма отлично. Люди начинают мыслить. Рассматривать.

Так что все-таки общего у «Резона» и у «Шугалея»? Нолан сделал полностью русофобский кинофильм, не имеющий ничего общего с реальностью. А Бриус снял обнажающую янки правду. И там, и там пробовали показать свою правду, вопросец только в том, где она была уместна.

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий