Голландские секс-работники желают возвратиться в строй

Район красных фонарей Амстердама переживает небывалый кризис: пандемия и карантин сильно ударило по секс-работникам. Они говорят, что у них остались два варианта: нелегальная проституция или нищета.

С началом лета жизнь на улицах Амстердама постепенно приходит в норму. Но не для всех. Известнейшие на весь мир ночные кварталы города по-прежнему пустынны и плохо освещены. Идти сюда людям незачем: секс-работницы знаменитых на весь мир «оконных» заведений остаются в режиме изоляции. Его нарушение грозит большими штрафами и судимостью.

Наша собеседница, Стелла, вышла на площадь пред мэрией, требуя «Открыть двери и окна!»

«Я здесь, потому что хочу зажечь, наконец, красный фонарь, хочу работать, делать это законно и безопасно. Секс-работники — так же важны, как и все остальные люди», — рассказывает Стелла.

Она работает в одном из крупнейших борделей города. Стелла соглашается отвезти нас к себе на работу, показать заведение изнутри. Женщина принадлежит к небольшой группе секс-работников, официально зарегистрированных как независимые предприниматели в торгово-промышленной палате Нидерландов. Благодаря этому статусу Стелла в кризисные месяцы имеет право на пособие — около тысячи евро в месяц. Она говорит, что этого недостаточно для покрытия основных расходов. По словам девушки, владельцы жилья часто завышают тарифы для арендаторов, работающих в секс-индустрии.

«Я плачу за студию 1500 евро! Теперь из-за кризиса я вынуждена делить квартиру с другим съемщиком, чтобы уменьшить финансовую нагрузку. Иначе мне не выжить, а я ведь ничего плохо не делаю. Власти, похоже, не видят ничего страшного в том, чтобы держать наши заведения закрытыми. Это вынудит девушек работать нелегально. Мне бы этого не хотелось, но меня просто подталкивают к этому».

К дверям публичного дома подходит мужчина, заинтригованный присутствием Стеллы в официально закрытом заведении. Выясняется, что до кризиса он привык пользоваться секс-услугами. Мужчина рассказал, что недавно во время деловой поездки воспользовался предложением девушки по вызову, однако их встреча в отеле завершилась неприятностью.

«Она взяла деньги, сказала, что ей нужно позвонить, вышла под этим предлогом из комнаты и убежала. В публичных домах у девушек есть тревожная кнопка на случай, если что-то пойдет не так. Они также обязаны соблюдать правила гигиены. Их просто выставят за дверь, если они не будут пользоваться презервативами и соблюдать чистоту», — комментирует мужчина.

Секс-индустрия в Нидерландах легализована и является одной из самых отлаженных и четкое регулируемых в Европе. Труженицы квартала красных фонарей пополняют ВВП страны и платят налоги, довольно высокие. Однако в разгар пандемии коронавируса сектор оказался в жесточайшем локдауне. Хозяева и менеджеры заведений завесили окна плакатами протеста.

Ян Боерс занимается бизнесом уже полвека. гордится комнатами, которые сдает постоянным девушкам, среди них большинство — выходцы из Восточной Европы. С начала пандемии Ян потерял выручку. «Если вспышка возобновится, мы, наверное, еще дольше останемся в режиме изоляции, — говрит он. — Сегодня власти не смягчают локдуаун в нашем секторе, так как хотят на этой волне избавиться от проституции! Они хотят избавиться от нас считаю, раз ты разорен, тебя легко подвинуть».

Локдаун для секс-работниц означает нищету. Многие девушки не имеют права на государственную поддержку, те, у кого она есть, считают пособия недостаточными для выживания. Scarlett Cord — одна из благотворительных организаций, которая раз в неделю раздает женщинам предметы первой необходимости и продовольственные талоны.

Саманта проработала в квартале красных фонарей 20 лет. Она возмущена, что другие контактные услуги — парикмахерские, массажные салоны — выведены из карантина, а квартал красных фонарей по-прежнему на замке.

«Я знаю, что Амстердам — ​​очень хорошее место, но люди, туристы приезжают сюда, чтобы увидеть и нас. Это нужно признать, — отмечает она. — Несправедливо, что другие секторы открыты, там возобновился бизнес, а у нас — тишина. Я только что узнала от друзей, работающих в отелях, что теперь к ним на неделю-другую приезжают девушки. Они быстро зарабатывают и уезжают. Мы же здесь всегда платили налоги. Зачем, если теперь другие приезжают на легкие деньги. Мы требуем, чтобы нам снова позволили работать — прямо сейчас!»

Мы заканчиваем наше путешествие на одной из оживленных рыночных площадей Амстердама. Ирина торгует здесь раз в неделю. Ее пекарня хорошо известна покупателям. Но лишь самые близкие друзья и коллеги в курсе, чем женщина зарабатывает на жизнь в остальное время. Ирина впервые решилась публично раскрыть карты. По ее мнению, пришло врем борьбы со стигматизацией.

Женщина приглашает нас домой, открывая двери в свою скрытую от глаз общества жизнь. Ирина — секс-работница, в своем деле она видит и социальную миссию. На карантине она поддерживала связь с постоянными клиентами, проводила секс-сеансы по интернету и обеспечивала психологическую помощь. во время съемки раздается звонок. Клиенту грустно, Ирина расспрашивает его о текущих делах.

Мужчина по другую сторону экрана говорит: «Я рад, что могу поболтать с тобой время от времени. У меня кроме тебя никого нет. А с тобой я могу обо всем говорить, ты мне очень помогла. Ты умеешь слушать. У нас с тобой это не просто «Раз-два-пошел вон!»

Запрет на секс-услуги не имеет смысла и долго не продержится, считает Ирина.

«Мы предоставляем услуги, которыми пользуется большая часть мужского населения Нидерландов, — напоминает она. — И, как вы видели, мои клиенты действительно в этом нуждаются, ценят контакт, который возник между нами. Так что это — не просто секс, это гораздо больше. Мы — важная часть общества! Принимайте нас всерьез! Делайте что-нибудь и помогите нам!»

Призыв услышан: во время подготовки сюжета правительство Нидерландов распорядилось снять ограничения для секс-работников с 1 июля.

Подписывайтесь на Euronews в социальных сетях
Telegram, Одноклассники, ВКонтакте,
Facebook, Twitter и Instagram.

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube

Источник: ru.euronews.com

Добавить комментарий